14:15 

Moline
Третий день сознание путается между играми, а события и персонажи перекликаются и подают друг другу руки. А я перетекаю от копошения по дому к полудреме и и хочу, и не нахожу в себе - сил, слов? - говорить вслух. Нет, даже скорее просто - не понимаю: а что, бывает, чтобы о таком - и вслух?

Рылеев (Эри кого-то другого, кажется, играла на Следствии, но в деле Николая был в первую очередь Рылеев) в последнем безумном сне передает мне поручение спроектировать учреждение для ссыльных бунтовщиков в Петровском заводе - и другой видит палаты исцеления, белый камень, белый металл, (макраме из веревок, покрытое серебрянкой, с вставками из белой нетканки) - веранды, полные света, музыки ветра и звуком текущей воды. А у меня голова заранее думает о погоде, потому что в холод и дождь то же самое надо будет делать иначе - чтобы при всем увиденном было тепло и сухо. А безымянная пока бари досадливо морщится на обоих - "строить тюрьму, фу" и "палаты исцеления в белом - что за блажь? Черный гораздо лучше способствует сохранению сил и покою, кои потребны выздоравливающим".

Константин Торсон и Николай обсуждают, каким должен бы быть корабль на моторе, и приходят к мысли, что судостроительную артель на Байкале со временем надо будет организовывать - бар Норик согласно кивает головой и тихо про себя завидует, потому что эти двое могут хотя бы как-то прикоснуться к настоящей работе и морю; а его настоящая работа водится только на главной Королевской верфи, куда Норику путь уже года назад заказан. А человек пока без роду и племени слушает корабельные разговоры очень краем уха и больше следит за мордой деревянного медведя под ножом - не хочется, чтобы получился вредным, а медведь пока именно что вредничает вместо того, чтоб улыбаться.

Грохот пушек с Галерной отдается в теле крушением основ мира, болью от твердой и жестокой воды и оплывающим силуэтом отовсюду видимой Минул-Тарик...

И на репетиции Второй Поющей каждая вторая песня снова и снова, и да, я знаю, что как моряк Николай свет Александрович в войне 1812 года и и Бородинской битве не участвовал вовсе, равно как и в заграничном походе русского войска... Был сперва командирован на "Северной Звезде" в Свеаборг под командование капитан-лейтенанта Александра Николаевича Бутакова, а после ходил на сторожевом фрегате "Эммануил"... Но поди ж ты объясни дурной голове - "Мы не дрогнем в бою за столицу свою", "и шло в сраженье ополченье на ближних подступах к Москве...", "летит за фрегатом фрегат"... И так далее, и так далее, и недоумение "То есть, петь пели, хорошо. А Соколов как же?" Ничего, завтра еще будем.

Диссонансом влезают необходимость отвечать на рабочие письма и контактировать с родителями. Киборг типа дочь отъедает неожиданно много сил. И что можно сделать тут я не особенно понимаю. Отдельно доставляет, что, кажется, с другой стороны не видят, что имеет место именно что "киборг типа дочь".

А еще вчера меня опознали как кошку Тришу из "Сновидений Ехо", которая все-таки кошка, хотя ее и превратили в девушку.
Триша варит кофе и печь шафрановые коржики и учится быть девушкой, но кошачья натура порой берет свое - например, если ее напугать.
А я завариваю молоком зеленый чай, строгаю всяческую зелень и участвую в жизни дома полудремой под одеялом и мягкими лапами.

@темы: эмоции, игры, О, мозг, ты - миф!

URL
   

Мелким почерком

главная