Moline
Когда по указу королевы-матери "святых детей" во главе с будущей королевой Иерусалимской Жаннет передали на воспитание госпитальерам, Флора прилежно всему училась - даже чтению и письму, хоть и шибко мудреная наука то оказалось... Первое письмо Флора, овладев грамотой, отправила матери, хоть и сомневалась, дойдет ли - далече от Нанси и Маре-Луи оказался святой Град.
Сжав себя в кулак, выучилась и азам врачевания. Сжав в кулак - потому что из каждой раны на нее смотрел ужас, испытанный под стенами Иерусалима во время штурмов, реки крови и сотрясающиеся основы мира. Захаживала от случая к случаю к лазаритам, рассказала им свою историю. Не часто захаживала, больно тяжко было, да и слов не находилось - все уж сказаны были.
И все острее ощущала, что не то все она делает, не своим путем идет, пусть и по святому Граду. В Храме Гроба Господня она просила знака, вразумления, зачем бы она здесь. Знак ей был: поднимая глаза, Флора зацепилась взглядом за одежды тончайшей работы вышивальщиц и золотошвей. Когда она попросила сестер учить ее и рукоделиям, ей не отказали. А позже диву давались прилежанию и успехам - кропотливое дело давалось ей легко как молитва. А Жаннет сказала, что Флора точно будет главной королевской швеей. Когда Жаннет станет королевой, конечно)
Когда "святые дети" пойдут на богомолье, Флора, разумеется, пойдет со всеми - не живота ради, как в походе шли, а от сердца: как родные стали ей все. Хорошее, правду сказать, богомолье будет... По шепотку королевы-матери. Что поделать, детка, это Святая Земля.
Вместо святых мест дети пойдут в Антиохию просить защиты у князя Боэмунда, который ранее не раз был к детям добр. Князь примет всех и удочерит Жаннет.
Pater noster, dimitte illis, quia nesciunt, quid faciunt.

@темы: игры