Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
11:39 

Космичка. Отчет.

Moline
Выданный мне предыгровой загруз в кратком пересказе выглядит так: мальчик из хорошей семьи очень любил девочку. А девочка очень любила космос. И когда она разбилась в автокатастрофе, мальчик пошел воплощать ее мечту - даром, что ему самому космос нафиг не сдался.
За 6 лет с аварии до старта игры Ирвин Дейл растерял усвоенный дома лоск, стал очень недурным техником, начал пить, за неполный год до старта игры подсел на наркотики. С ними было терпимо. И можно было спать по ночам, вместо того чтоб вести бессмысленные разговоры с плодом воображения. "Терпимо" предсказуемо закончилось аварией (Ну, почему, почему из десятка с лишком человек выживает именно тот, кому давно положить на все?!!), разжалованием за преступную халатность и командировкой на станцию Альфа в одной из периферических систем Империума. Где в обстановке высокой секретности то ли идет война с пришельцами, то ли ставят эксперименты на мутантах, то ли что-то еще такое же мутное.

Перелет на окраины Империума и перегрузку с межзвездного транспортника на шатл станции Альфа помню очень плохо. Перед отправкой лечебный блок меня подлатал до приличного - то есть "транспортабельного на своих двоих" - состояния. Но дозы, естественно, мне никто не давал с самой аварии (в леч.блоке при изоляторе, ясное дело, не нашлось мягкотелого дурака, который бы забыл айс в доступе наркомана просто по доброте душевной). И все стало возвращаться. После двух бессонных ночей в голове осталась только мысль добыть дури - и ее приходилось думать очень громко, почти проговаривая вслух внутри - потому что все остальные мысли разобрали бы меня на стальную стружку в два счета. Перед глазами мелькнули переходы 272-го секундоса с их узнаваемым расположением технических отверстий - интересно, на станции Альфа вся техника будет такой рухлядью или это командование скупится ради десятка новых уродов гонять на орбиту что-то современное? Любой терциум бы одолел расстояние до станции за пятнадцать-двадцать минут... И можно было бы идти в мед.блок жаловаться на кошмары и общую неуравновешенность (чистая, между прочим, правда!)... А секундос будет ползти все полтора часа, если не два, которые будут тянуться двумя годами. Болело все тело, кружилась голова, на сиденьях кают-компании сливались и плыли семь не то двенадцать человек, будущие сослуживцы... Интересно, кого и за что сюда затолкали? В обрывках разговоров слышались обвинения, оскорбления, проповедь про книги и неприкосновенный свет... На двух особо громких рявкнул, чтоб имели в виду, в той жопе, где мы все оказались, они двое и ненаглядная книга главные, чтоб не говорить "едиственные", лампочки... Возмущенные голоса взвизгивали в ответ как барахлящие двигатели на задранных оборотах и со страшной силой давили на уши. Не знаешь, что лучше - чтоб говорили и отвлекали или чтобы заткнулись, наконец...

Из дурнотной мути выдернуло произнесенное кем-то слово "доктор". Хищный вгляд сухощавого лейтенанта указывал на дружелюбно улыбающегося человека средних лет через одного от меня. Прекрасно, вместо двух часов пытки - всего лишь аккуратненько пересесть и на глазах 10 человек пошарить в чужих карманах. Или дать по башке... чем-нибудь. Интересно, не хранится ли что-нибудь по руке в традиционной на секундосах боковой нише... При попытке дотянуться и проверить под руку попался юнец-лампочка, тот, который с прозрачными глазами и без книги, взявшийся что-то блеять про "вам плохо". Куда только таких вечно несет, идиотов - нет, не продолжать, молчать, опасно! И какого бельмеса ты, сука, стоишь именно тут, между мной и нужным мне оружием?! От разбитой головы Лампочку спас случай. Вернее, два - тело, из-за боли и слабости не справившееся разом подскочить и отшвырнуть обузу прочь, и доктор, со словами "Ну, будет уже здесь буянить..." выдавший так необходимый айс. На тело рухнула тяжелая вязкая тишина, захотелось спать. Сказать, что это вы, доктор, видать еще буйных не видали, я рядом с ними образцом нормальности покажусь, пороху уже не хватило.

Надежда проспать до самой станции была прервана сигналом аварии и погасшим светом. Ругнувшись вслух (и мысленно еще раз поблагодарив доктора за айс - хоть в глазах так плыть перестало) подорвался к бортовому компьютеру. Ругаться захотелось снова - на дурную электронику, явно уже справившую второй, а то и третий юбилей. От скачка напряжения полетело все, что могло: оборвались провода и развалились контуры, без контуров, естественно, отключились все системы управления, а сколько еще разных мелочей надо будет чинить, если все обойдется и шатл получится дотянуть до посадки... Снова захотелось проверить ту самую нишу, чтобы в разговоре с руководством станции и казначейством были хоть какие-то аргументы. Пока в голове крутилось, как бы таки объяснить неспециалистам, что почтенное ведро с гвоздями не стоит использовать как шатл даже на безденежной периферии Империума, руки привычно ликвидировали обрывы и восстанавливали контуры систем. Кучка нежных цветочков (как-то их тут очень много - для периферической-то станции) попытались что-то вякнуть под руку, были сланы громко и адресно с предложением занять мое место, если кто-то способен. Или отвясть. По счастью, достаточно самоуверенных болванов в цветнике не оказалось. Восстановив бортовой компьютер, запустил анализ состояния шатла. От полученных результатов материться и дозы захотелось еще больше. Полетели почти все системы, сдохли две шлюпки из трех (то есть, пять мест с одной уцелевшей шлюпки следовало как-то поделить на десять наличных человек на борту), разгерметизация в одном из головных отсеков... Шатл оказался даже не ведром с гвоздями (что в наше время привычная правда для секундусов), а самым натуральным летучим гробом. Радовало только, что система жизнеобеспечения обещала протянуть еще сколько-то, дав тем самым всем шанс на интересные полчаса жизни напоследок.

Панические настроения проявились сразу же: как только было озвучено, что рухлядь починке в полете не подлежит, из цветника вырвался истерик с книгой и начал завывать про "поделом же, собаке собачья смерть". Его надолго не хватило, но к сожалению, другие продолжили: кто-то на кого-то взялся кидаться, Лампочка с глазами уже сидел с перебинтованной рукой, когда успел непонятно... Нормальные люди на борту тоже нашлись: политофицер в звании командора и рядовой со странной фамилией взялись рулить (этого-то за что, интересно? Вполне вменяемый.). Шатл перевели на ручное управление (автопилот тоже сдох), пилота посадили рулить. То есть, система ручного управления тоже была повреждена изрядно. Да и полная разгерметизация шатла наступит вполовину раньше, чем мы долетим до станции. Но особенного выбора не было. Я понадеялся, что еще с час времени чахоточная техника погодит доламываться.

Основным вопросом было найти способ сохранить как можно больше жизней. Снова зазвучали безумные идеи неспециалистов. Какие, мать вашу, скафандры на шатле? Собирать на коленке и без необходимых инструментов за полчаса вторую шлюпку из двух сломанных тоже отказался сразу и наотрез. Попытки наладить систему жизнеобеспечения и связь ничего не дали. Лампочка оказался связистом, но дальних перелетов, то есть, на технике секундусов он не работал. Когда прозвучало предложение выгрузить часть народу на рабочую шлюпку, подумал и вызывался идти: шлюпка, в отличие от шатла, была вроде бы исправной и, если бы после отсоединения ее почему-либо понадобилось чинить, то шансы были. На шатле чинить уже было нечего. На самом деле, от того, насколько все дохлое и ни на что не годное, складывалось впечатление, что кого-то из нашей десятки - всего лишь хотели просто и незатейливо устранить. А остальным - так получилось, не повезло. Потому что ну так не бывает, что все настолько в хлам! Потом кто-то (доктор?) вспомнил, что если капсулу не поднимать в воздух, то она вместит семерых. И следующим вариантом было уже перегрузить народ на рабочую шлюпку, чтобы просто разгрузить систему жизнеобеспечения на шатле. И еще усыпить их дополнительно, чтобы потребляли меньше кислорода. Хищный лейтенант высокомерно протянул что-то про ни на что не годных трусов, которым пора баиньки, и тут злоба на все вокруг таки прорвала медикаментозное спокойствие. Идея кидаться на кого-то с кулаками из-под дурной смеси айса, тюремных лекарств и адреналина да на умученой тушке была дурацкой без сомнения. Да и положил бы он меня на раз, наверняка, уж больно десантурой пахло вокруг этого типа... Но меня перехватили.

После неудавшейся драки ко мне снова пристал разжалованный неспециалист с фамилией - есть ли да есть ли на шатле сварочный инструмент. Вопрос настолько неожиданный и дурацкий, что неспециалисту пришлось дважды объяснять мне, что он хочет - попытаться найти разгерметизировавшийся шов и закрыть его сваркой без скафандров. Первым порывом было отправить неспециалиста к доку, потому что звучало это слишком похоже на самоубийство, а тут само- особенно не надо, и так все скоро будет. Потом по размышлении пришлось согласиться, что неспециалистом честил человека зря и идея вполне может и выгореть. Все-таки свежие мозги - это тема. Сварочный аппарат, по счастью, с шатла выкинуть забыли. Доктор дал указание работать не более 20 секунд, иначе он не ручается за жизнь и помочь сможет только на станции, если до нее получится добраться.

Начинающиеся разборки и истерики под воздействием кислородного голодания и начальных стадий ДКБ быстро сошли на нет. Сам я к шву не совался - вытягивал на веревке ото шва тех, кто работал со сваркой. Дважды пришлось вытягивать самоубийц, которые перебирали за 20 секунд - и если второй ничем мне не запомнился, то с чего вдруг такая идея офамиленного (не)специалиста посетила - вопрос большой и открытый. Шов потихоньку закрывался, система сигнализировала, что времени все больше.

Однако о том, чтоб дотянуть до станции речи все еще не шло: почти все уже лежали влежку, а пробоина все еще оставалась. В ход пошли резервы - пилот. Ни разу за вечер не потерявший присутствия духа, жизнерадостно балагуривший в ответ на любой рык, ни разу не выказавший желания пересесть на шлюпку или остаться в ней спать, пилот предложил себя в качестве очередного сварщика. Шансы закрыть щель уже были велики, решили рискнуть. Худо-бедно стоявшего еще на ногах командора сгрузили в пилотское кресло, в руки дали штурвал, и балагур пошел. Шум его работы был странным, рваным и тем отличался от работы остальных. Спустя секунд семь до отупевшего сознания дошло: работы сварочного аппарата просто не было. Еще через несколько секунд шум отделившейся шлюпки окончательно прояснил ситуацию. Сварочный аппарат эта скотина, к счастью, просто кинула в соседнем отсеке и его получилось перехватить.

Голова снова начала гудеть и переливаться болью. Видимо, на адреналине айс сгорел быстрее обычного. А может, еще какая причина... Сквозь головную боль послышалось измученное "Я знаю тебя, Ирвин Дейл. Что ты сделал с собой?". Странно, знакомых лиц на борту шатла не было. Впрочем, если быть честным с собой, в памяти их тоже практически не было - запоминать? Зачем? Кого? Мне вполне хватает того, что я уже помню. А слова своей неуместностью наяву вызывали желание пить и убивать. Отрявкнув, что меня много кто знает, чай, не первый год служу, ушел обратно к двери в разгерметизированный отсек. По дороге проверил-таки заветную нишу и облегченно выдохнул - оружия в ней не нашлось, зато было виски. Прекрасно. Самое то, если слова из снов начинают звучать наяву. Оттащил флягу командору и (не)специалисту, распили по кругу. Дохнуть в обнимку с глюками наяву, особенно, когда почти все сделано, - резко не хотелось.

Следующим к двери подошел мрачного вида малый, весь полет не сводивший взгляда с хорошенького парнишки в углу. Глаза, все два часа смотревшие как два дула, были странно раскрыты. За спиной раздалось "Под наркотой пошел". Смертник. Не спрашивайте, зачем я его выдергивал, уже фактически мертвого от этой гребаной щели. Которая все еще, все еще, сука, была не закрыта! Следующим с такими же глазами пошел его мальчишка из угла. Его от щели отдернули вовремя, но шансов у него не было, не выдержал. Сложили бок о бок - как весь полет, так и дальше. И как занесло обоих... Виски, черт возьми, где гребаный виски в этой гребаной лоханке, чтоб ей... Впрочем, все, что я могу пожелать, с ней уже произошло.

На этом система сообщила, что герметичность корабля восстановлена. Это было неплохо. Действительно неплохо. Если не вспоминать, что системы жизнеобеспечения у нас оставалось где-то минут на пять, воздух уже был густым и тяжелым, и еще мы летели через космос на неуправляемом шатле в неизвестном направлении. Надо было дать о себе знать хоть куда-нибудь, куда угодно.
Лампочка-связист валялся едва живой, как и все остальные закрывавшие шов. Пришлось поднимать, усаживать и объяснять, что докричаться надо хоть куда-нибудь.
- На незнакомой не предназначенной для этой работы технике, в пустоту, в никуда, на максимальное расстояние - докричаться.
Заплаканые глаза вопреки ожиданиям смотрели измучено - и осмысленно. Услышал. Понял.
- Что тебе нужно для этого, говори. Говори, Лампочка, что смогу - сделаю, что тебе нужно? Контуры? Что?
Увы, техника шатла есть техника шатла, за пять минут ее не заставить бить на межзвездные дали...
Тихий шепот прозвучал неожиданно: - Доктор, есть препараты, которые обостряют способности. Дайте, если у вас есть.
- Проверю.
Рисковая душа у нас, однако, доктор - видит (не может не видеть!), что заперт в одной комнате с наркоманом, и не боится держать дурь при себе. Еще и улыбается в глаза со значением.
- Есть, держите.
Смотреть на бледнеющее лицо Лампочки оказалось почти как же тяжко, как на умерших. И почему-то было крайне мерзко от самого себя - так как не было несколько месяцев назад от собственноручно разбитой головы другого прекраснодушного.
Из носа и ушей Лампочки потекла кровь, почти черная на белой коже. Вот ведь... Мать! Надорвался, связист наш. Все. Как там говорили давным-давно на Старой Земле: да здравствует космос, мертвецы салютуют тебе?..
Взялись вынимать из кресла связи и укладывать - мы тут все уже не жильцы, но это не повод оставлять мучиться того, кто сделал все, что мог...
- У меня получилось.
Что? Не понимаю.
Лампочка у нас на руках медленно смаргивал и пытался встать на ноги. Ну, это он, положим, рано и зря, это и мне понятно, хоть я и по железкам...
- У меня получилось. Меня услышали.
Во второй раз получилось увереннее. Погоди, что? Получилось - что именно? Докричаться до кого-то?
- Да. Связь плохая, не знаю, насколько меня расслышали, но всю информацию я дал.
Ну, вот теперь мы, кажется, сделали совсем все, что могли, и имеем право на отдых. Даже если услышавшие не успеют и отдых получится предсмертным.
Доктор взялся раздавать успокоительное и снотворное - и мучиться будем меньше, и кислорода хватит на подольше.
Из-под наваливающегося бессилия уже в открытую попросил доктора еще об одной дозе. Дохнуть - так хоть не в одиночестве. Джудит... Поговори со мной. Пожалуйста.
- Ирвин, Ирвин, послушай! Это я, я - Джудит...

Позже оказалось, что нас таки успели подобрать. Не ожидал. И даже все выжили, кроме двух смертников. Восемь вместо предполагаемых пяти. Хорошо. Жаль только, что держат уже долго и вставать почти нельзя. В просветлевшей голове крутилось причудившееся перед самым забытьем: "Это я, Джудит". Незнакомый мужской голос, произносящий "Это я - Джудит". Нет, понятно, адреналин и две дозы поверх всех событий, но обычно грезы все-таки были... понятными. А не вот так...
В один из дней ко мне подобрался один из молодежи, тот, который с книжкой:
- Прости меня.
Было бы за что. Дурость и истерики - это бывает. Подрастете, может быть, пройдут.
- Нет, Ирвин, я не о том. Я... Ирвин, это я. Я - Джудит Линн.
Привычная ярость от любимого знакомого имени взвилась было перед глазами - и лопнула под умоляющим взглядом и такой знакомой позой. Джуд, если бралась извиняться, вечно заворачивалась буквой "зю".
- Я так перед тобой виновата. Я тебе все расскажу...
Девочка, которая очень любила космос, столкнулась с тем, что в космос девочек не берут. И стала мальчиком. И столкнулась с тем, что правда космоса - совсем не то, что мечталось в юности. А откатить уже не получится. Только жить как есть.
- Прости меня. Я уйду, ты не думай, я понимаю, я урод, я не буду еще больше портить тебе жизнь...
Уйдешь...
- Если ты хочешь оставить меня айсу, ты можешь сделать это еще раз, Джуд. Хочешь ты этого или нет - решать тебе.

Отчет написан, послеигровые благодарности пойдут отдельным постом.

@темы: игры

URL
Комментарии
2015-12-30 в 16:30 

Дракон и конопля
Жить надо так, чтобы не соскучилось установленное за вами негласное наблюдение
Спасибо за игру. Техник был хорош, как рассвет после апокалипсиса))

2015-12-30 в 16:41 

Moline
Наместник Оги,
А техник тихонько думал, не вас ли на этой развалюхе пытались угробить для удобства общества. Вы как-то больше всех из активных подходили на желательную кому-то жертву.

URL
2015-12-30 в 17:33 

Дракон и конопля
Жить надо так, чтобы не соскучилось установленное за вами негласное наблюдение
Moline, "слишком правильный был - раздражало" (с) Штирлиц ?)))
Мастер сказал, что обычная человеческая глупость. А то у моего перса тоже стали такие мыслишки на периферии проскальзывать))

2016-01-01 в 15:48 

Спасибо тебе за отчёт, он шикарный, и персонаж был офигенен :inlove:
У Нейтана тоже закрадывалась мысль, что это был намеренный саботаж перед вылетом, чтобы мы не долетели.

URL
2016-01-01 в 15:49 

Mark Cain
вера в то, что где-то есть твой корабль(с)
Упс, это был я - почему-то разлогинило.

   

Мелким почерком

главная